wrapper



ЛЕСЬ ДУБОВИК



Спогади. Вистави. Бібліографія.
Укладачі: С. Авер'янова, В. Петрова, Т. Шевченко
Літературна обробка і комп'ютерний набір Т. Шевченко.
Бібліографія: Т. Бахмет, Т. Шевченко.
Верстка: Л. Маркина, І. Аввакумова.


ВСТУПНЕ СЛОВО
У жовтні 2002 року в Харківському міжрегіональному відділенні Національної Спілкі театральних діячів України відбувся вечір-спогад, присвячений 100-річчю від дня народження Леся Федоровича Дубовика. За матеріалами цього вечора довідково-бібліографічний відділ Харківської спеціалізованої музично-театральної бібліотеки ім. К.С. Станіславського підготував збірку матеріалів. До неї ввішли занотовані та літературно оброблені спогади народної артистки України С.М. Чібісової, заслуженої артистки України Р.В. Кіріної (актрис Харківського театру ім. Т.Г. Шевченка) та народного артиста України, художнього керівника Харківського театру ім. О.С. Пушкіна О.С. Барсегяна, а також хронологічний та бібліографічний покажчик, присвячені пам'яті видатного режисера.
Всі матеріали в бібліографічному покажчику розташовані в хронологічному порядку, всередині року - за алфавітом.


Борис Ігор Олександрович - режисер,засл. діяч мистецтв України, голова Харківського
міжрегіонального відділення Національної Спілки театральних діячів України.
І. Борис: Сьогодні зібрання наше присвячене великій людині, великій пам'яті, великій даті - це сторіччя від дня народження Леся Дубовика.
Дубовик - ім'я, відоме, на жаль, в театральній еліті, і дуже мало відоме громадськості, молоді, і, на мою думку, навіть сучасникам.
Я не кажу конкретно про театр Шевченка, в якому він працював, жив і спілкувався. Але, навіть, якщо й запитати молодих акторів театру останнього покоління, вони це ім'я теж не знають. Так, ніби чули - і все.
Тут присутні люди, яких приємно не тільки бачити в реальному житті, а й знати те, що ці люди залишили величезний слід в мистецтві і знали Дубовика.
Я зустрічався з Дубовиком, на жаль, тільки по книжках, по спогадах. Але Михайло Поліектович Верхацький, честь вчитися в якого я колись мав, розповідав про цю особистість, неординарну людину з точки зору мистецького професіонала і людину в реальному житті. Це був високо інтелігентний чоловік (по тих розповідях).
Я думаю, сьогодні шановне товариство більш докладно розповість, що він собою являв як людина і разом з тим як художник мистецтва.
Тому що перекидаючи місток в наш час, зрозумілим стає, що людина в мистецтві і людина в житті повинні бути поєднані. Тобто, висока інтелігентність і високий професіоналізм не можуть бути розділені.

Чібісова Світлана Михайлівна - нар. артистка України, актриса Харківського театру ім. Т.Г. Шевченка.
У меня немножко личное. И поэтому я прошу прощения, что коснусь немножко своей особы для того, чтобы понять характер Леся Федоровича, его суть.
В 1951 году театр ехал на декаду в Москву. Театр взял к постановке спектакль "Гибель эскадры". Но Корнейчук поставил перед труппой условие, чтобы Оксану играла только молодая актриса.
Я об этом ничего не знала, я была студенткой института. И вдруг приходит Лесь Федорович к нам в аудиторию (а он был тогда директором института) и говорит: "Светлана, идем!".
Тогда была очень большая дистанция между актерами и педагогами, директором. Мы всегда на них молились и, естественно, боялись лишнего спросить.
- Куда мы идем?
- Идем в театр.
- А что я там буду делать?
- Там узнаешь.
Пришли мы в театр, и вдруг я вижу: сидит весь художественный совет.
Поставили меня перед худсоветом и говорят: "Прочитайте что-нибудь". Ну что я могу читать? То, что я учу в институте. Лирический отрывок "Руки мамы Олега Кошевого".
Прочитала отрывок, посмотрели на меня, и вдруг Крушельницкий говорит: "Знаете что, завтра приходите к нам в театр и прочитайте Шевченко "Осия, глава 14". Можете не учить на память".
Я пришла домой, прочитала это стихотворение и пришла в ужас. Потому что оно сугубо философское и мужское. Я в нем очень мало что понимала.
На следующий день я прихожу. Прочитала это стихотворение. Ноги у меня дрожат, руки дрожат. Мне сказали спасибо, и я ушла в институт.
Несколько дней прошло. У нас был такой Петр Фадеевич Клевин - прекрасный гример, изумительный человек - он читал у нас "Грим". Он говорит мне: "Поздравляю, Вы назначены на роль Оксаны".
Какой Оксаны? Что за Оксана?
И опять приходит Лесь Федорович и говорит: "Идем". Он был такой категоричный, немного суровый. Я испугалась, конечно: "Куда идем? Опять идем?".
Ну, и вот пришли мы на репетицию. Сидят за столом мужчины, ни одной женщины. Дали мне роль. И когда подошла моя очередь читать Оксану, голос у меня пропал, руки дрожат, я ничего не понимаю. В зале полная, гробовая тишина. Все слушают мой первый возглас, а я пропищала что-то такое. После репетиции Лесь Федорович говорит: "Завтра придешь ко мне домой". И все это так грозно, так сурово. Мне ничего не объясняет, а я боюсь что-то спрашивать.
Пришли мы к нему домой. У него в доме такой маленький кабинет был. Нарисовал он мне на бумаге вот такой огромный корабль и говорит: "Вот это грот-мачта, вот это кубрик". А я ничего не понимала, как что называется, где что. И вот он мне все это рассказывает, спрашивает: "Поняла?". Я боюсь сказать, что я ничего не понимаю. Но он опять мне все объясняет: "Поняла? Так, теперь я объясню, где тебе ходить".
И так начались репетиции. И началась у нас с ним работа. Причем более доброжелательного человека, чем он, я в своей жизни еще не встречала. И как это важно, чтобы на первых шагах у актера был такой заинтересованный человек. Все это я чувствовала, хотя эта заинтересованность всегда у него была какая-то такая, я бы даже сказала, немного грубая. Он не хотел меня ничем обидеть, но все время держал меня в каких-то ежовых рукавицах.
Должна сказать, что все мои партнеры были на 25-30, а то и на все 40 лет старше меня. Я была очень худенькая, молодая, ничего еще не умела, не знала. И вдруг передо мной Антонович, Сердюк, Марьяненко, Крушельницкий. Естественно, я перед ними совершенно немела. И вот Дубовик мне говорит: "Знаешь, по поводу тебя было несколько раз партийное бюро. И актеры требовали, чтобы тебя сняли с роли. Я тебе это говорю нарочно, потому что ты играешь Оксану. Как тебя встретили в театре, так точно Оксану встретили на корабле. Запомни это состояние. И если ты переубедишь всех актеров, что ты можешь и должна играть эту роль, тогда ты получишь ее и будешь играть хорошо. И только тогда состоится рождение актрисы".
Опять пошли репетиции. Лесь Федорович вызывал меня домой. Мне было страшно неловко у него дома.
І. Борис: Ставил спектакль Дубовик?
С. Чібісова: Да. Он был режиссером-постановщиком.
Он предложил мне: "Давай сочиним биографию Оксаны. Ты должна знать, из какой среды она пришла, кто ее родители". И мы с ним сидели, сочиняли и пришли к единому знаменателю. Выяснили, что она из дворянской среды, интеллигентный человек. Ну, и так вот мы играли.
Я забыла сказать, что меня взяли вместе с Леней Быковым. Ну, у Лени никаких, конечно, трудностей не было…Фрегат и Паллада - блестяще они играли вдвоем с Бондаренко.
Почему-то Лесь Федорович скрывал свою доброту, наверно, чтоб не обидеть, не унизить нас. Когда мы приехали в Москву, он находил меня и Леню Быкова за кулисами, хватал нас за руки и вел в буфет. Мы тогда получали 360 рублей (это значит 36 рублей). Он ставил перед нами по стакану сметаны и обыкновенные вафли (тогда они назывались "микады"). И вот сядет перед нами и говорит: "Ешьте!". И все это так грубо, казалось бы. А на самом деле он был необыкновенно душевный человек.
Это был мой первый урок, когда он говорил мне, что я должна победить, победить прежде всего себя. Второй урок у меня был через год, когда Леся Федоровича взяли в Киев. Он уже был зам. министра и приехал в Харьков. Дубовик пришел в театр Шевченко, совершенно спокойно сел в зал и смотрел спектакль. Шел спектакль "Как закалялась сталь", где Леня Быков блестяще играл Павку Корчагина, а я играла Риту Устимович.
Когда начался антракт, Лесь Федорович влетел…Он вообще не ходил, он всегда летал: из партера бежал на галерку, с галерки кричал, делал нам замечания, потом с галерки опять бежал вниз, все это в течение одной секунды. И вот он вбежал за кулисы, схватил меня за руку - и в угол. И начинается крик. Он мою роль "разделал", ну, буквально от нее ничего не осталось. Он так начал кричать на меня: "Как ты посмела так отвратительно играть?! Я не мог смотреть на тебя. Это разве ты? Это не ты!". В общем, он меня так "разбомбил"…Я говорю:
Ну, роль какая-то схематичная.
Так поэтому ты и должна ночи не спать. Должна в эту схему вдохнуть жизнь, а ты одни слова говоришь. Ты меня разочаровала.
А почему так получилось? Я получила хорошие рецензии после "Гибели эскадры". Как-то чуть-чуть я успокоилась. Решила, что я уже актриса. Расслабилась, уже ничего мне не надо. Он тогда сказал мне: "Имей в виду, если актер чуть вдруг где-то остановился - все, актер пропал. Ты должна работать день и ночь, и еще день и ночь". Вот это был мой второй урок.
Память о Лесе Федоровиче у меня, конечно, самая светлая, самая прекрасная. Он был необыкновенно интересный, интеллигентный человек.

Кіріна Римма Василівна - засл. артистка України, актриса Харківського державного українського драматичного театру ім. Т.Г. Шевченка.
Р. Кіріна: Я играла у него свои первые роли ("Дорога через Нью-Йорк", "Генерал Ватутин"). Меня очень пугали им, говорили: "Он такой страшный, такой жесткий. Это Дубовик!". В действительности насколько же он был мягкий, хороший человек!
Но я хочу совершенно другое рассказать о Дубовике, о совершенно другой стороне его жизни.
Вы знаете, что во время войны театры сохраняли, как "золотой фонд", не только наш, все ведущие театры. Наш театр, харьковский театр Шевченко, эвакуировали группами. Одна группа поехала в Алма-Ату, туда, где работала студия Довженко. Группа Василько, который примкнул к нашему театру, поехала в Кизил-Кия, там потом он сделал "Шельменко-денщика".
А Дубовик возглавил группу, в которой была и я. Я только что вышла замуж за Кирина и поехала фактически как жена, так как еще не доучилась в театральном. Нашу группу повезли в республику немцев Поволжья, город Марксштадт. (Энгельс - это была столица, а мы в Марксштадте).
Ходил Дубовик в коричневой кожанке, у него такое кожаное пальто было. И кубанка барашковая, коричневая, с кожаным верхом. У него было такое, я бы сказала, казацкое лицо. Нос с горбинкой, усы, очень острый взгляд. Он был весь из нервов, огромного темперамента. Хотя очень здорово умел все организовывать.
Представьте себе, приехала эта группа в Марксштадт. Там еще со времен царя жили обрусевшие немцы. Их всех выслали оттуда. Пустые совершенно дома, маленькие такие домики.
Один дом - на базарной площади - двухэтажный, его актеры с ходу окрестили "вертеп". Все хотели в этот "вертеп". А там же были с детьми. Все думали: "Война скоро кончится, мы уедем", женщины брали с собой вечерние платья, веера. Знаменитая Марья Денисовна Дикова привезла программки чуть ли не с царских времен. И в этот "вертеп" все почему-то стремились. Почему? Вместе, понимаете? Хотя жили в разных таких домах. Было очень холодно, страшный мороз.
И там был элеватор, где много семечек, зерно. Дубовик с ходу организовал работу на элеваторе. Понимаете, надо было работать.
А на берегу Волги лежали тюки с листами - из чего махру делают. Все наши актеры потихоньку эту махру таскали. Я не помню, курил ли Лесь Федорович.
С. Чібісова: По-моему, все время курил.
Р. Кіріна: И я помню, что меня он взял работать вместе с ним. Машина называлась "Триер", такая допотопная. Туда бросали зерно, и от него отходила полова. Машина эта так дергалась. Я была маленькая. Света была худенькая, а я тем более. И как он мне помогал, помогал мне даже голосом, когда говорил: "Стоп! Остановись!", и таким голосом...
Потом приехали туда парашютно-десантные части обучаться прыгать с парашютом. Их готовили на фронт. И там был клуб. Это была церковь, из которой сделали клуб. Дубовик сразу дал концерт для этих ребят. А с нами были актеры все поющие, все замечательные актеры. И был композитор Крыжановский Богдан Владимирович, великий музыкант, который написал, кстати, к "Шельменко" музыку. И Дубовик сразу сделал хор. Крыжановского подключил, чтобы все там пели. Фомина, Косакивна какой-то ритмический танец делают, что-то придумывают, из чего-то делают костюмы. И была совершенно потрясающая Федорцева Софья Владимировна, которая привезла с собой вечерний туалет. Необыкновенно красивая женщина. Она читала "Марину" Шевченко. Она так читала, что все ребята, приехавшие со всего Советского Союза, не знавшие украинского языка, плакали, слушали, открыв рты.
Было нам всем очень тяжело. Было там так холодно, что по ночам актеры разбирали заборы домов, где никто не жил, для отопления. Но там уже появлялись какие-то люди, гоняли за это. Голодуха, ездили в какие-то села на менку…Было там очень трудно, поверьте мне.
И вот при всем том, что было нам так тяжело, Верхацкий Сергей Полиэктович и Михаил Федорович Покотило, которые в любом случае жизни не теряли чувства юмора, с ходу написали стихи. Дубовика называли "монгол ученый". Это при его носе, усах, кожанке, понимаете? И вот, пожалуйста:
У Волгоморья град районный.
Сплошная грязь во граде том.
И день и ночь монгол ученый
По грязи топает пешком.
Идет направо - скетч разводит,
Налево - хохму говорит.
Там чудеса, там элеватор
Актеров к семечкам манит.

Избушка там на курьих ножках,
"Вертепом" все ее зовут.
Там 26 актеров смирных
Друг другу горлышко "грызут".

Там по ночам трещат заборы,
Запасы дров произвести
Спешат озябшие актеры
Скорей по хатам разнести.
Ну, и еще пару слов.
Когда я столкнулась с ним как с режиссером? То же, что у Чибисовой: "Генерал Ватутин", одна Кирина и сто мужчин. И как он меня поддерживал, когда вокруг были одни асы! Вы знаете, у нас все-таки было определенное отношение к старшим актерам. И ранги были, и каждый знал свое место. Преклонение даже было. Люблю, не люблю - преклоняюсь перед большим мастером, потому что мы еще никто, а они уже что-то. Лесь Федорович очень поддерживал меня в "Генерале Ватутине" и во всех следующих спектаклях, в которых я у него играла.
Он любил работать по ночам. То есть как по ночам - где-то с шести часов. Вызывал вдруг вечером и до того, пока…И по полу ползали, чулки рвали. Он был очень жесткий и одновременно добрый. Самые хорошие о нем воспоминания остались.
С. Чібісова: Доброту свою скрывал все время. Почему? Я не понимаю.
Р. Кіріна: Скрывал, да. Но все равно она проявлялась по отношению к нам.
С. Чібісова: Она проявлялась в его поступках. Вот я забыла сказать. Перед "генералкой" он подарил мне книжку и надписал ее: "Ланке Чибисовой на память о злом директоре, тяжелом режиссере и первых шагах в театре Шевченко. Оксана все-таки будет!" Он меня Ланкой называл.
Р. Кіріна: Он и меня Риммой никогда не называл, звал Кирой, Кирочкой.


Барсегян Олександр Сергійович - нар. артист України,художній керівник Харківського академічного драматичного театру ім. О.С. Пушкіна.
О. Барсегян: Вы знаете, 22-го августа мы с Ниной Владимировной (Софронова, преподаватель Харьковского института искусств, жена А.С. Барсегяна) пошли на первое городское кладбище. Раннее утро, совершенно пустынно, погожий день. Постояли у могилы Леся Федоровича. И должен вам сказать, что он там как в Пантеоне. Рядом могилы Квитки-Основьяненко, Леся Ивановича Сердюка, Александра Григорьевича Крамова.
Сейчас мы говорим об этом очень просто. А вот Светлана Михайловна и Римма Васильевна помнят, что можно было войти в институт и увидеть всю классику, всю элиту классическую, в которой каждый был индивидуальностью.
1948-й год. Только три года, как кончилась война. Я поступил в 48-м. А в 47-м была основана кафедра. В первом наборе были Володя Крайниченко у Крушельницкого и другие интересные ребята. Была Чернышова, помните? Марьян Михайлович Крушельницкий был уже заведующим кафедрой. Светлана училась у Антоновича.
Тогда поступало очень много людей в институт, не так, как сейчас. И, Светлана не даст соврать, были тогда такие ромбочки, которые носили после института. В нашем институте с этими ромбочками ходили очень многие девочки, были даже после медицинского института.
Старожилы помнят, институт был напротив новой оперы, рядом была троллейбусная остановка, поэтому всегда было много народу.
Первый вклад в педагогическую миссию Леся Федоровича был здесь. Уже здесь он начинал отбирать будущих студентов. Экзамены прошли уже потом, позже. Самое главное - вот Светочка помнит - первая аудитория справа от входа. Вот в этой аудитории в 8-9 вечера он назначал знакомство с абитуриентами. Мы потом поняли, что не на экзаменах решали вопрос поступления, а там, где он беседовал с нами. О чем? Обо всем. Сидит один, суровая такая фигура. Это было для нас совершенно неожиданно, потому что каждый готовился по программе. Кто-то прочитал всего Эренбурга. У меня есть соратник хороший в городе - не буду его называть, - он прочел все - с античной эпохи и до последнего… Но Дубовику этого было мало. Он выбирал, очевидно, что-то совсем иное.
Тут уже девочки говорили, внешне можно было подумать (и так оно и было), что это очень суровый человек, без души, какой-то прагматик. Но в минуты откровения он излучал такое тепло. И самое главное, такую влюбленность в театр, что эта любовь не могла не передаться другим. Он был рыцарем театра. Такое было впечатление, что театр - это Дубовик, Дубовик - это театр. О нем это можно сказать, и он мог это сказать.
И слава Богу, я могу только благодарить судьбу, что я дожил до тех лет, когда я могу сегодня о Лесе Федоровиче сказать какие-то слова.
Из пяти человек, которых он набрал, он пятерых и выпустил. Ни один по дороге никуда не свернул. Это Женя Зискинд, ставший совершенно великолепным мастером, Боря Прокопович, Анатолий Горбенко. Ну, Юру Петрова знают меньше, он уехал в Киев. В результате оказалось, что это были 2 будущих профессора, 2 народных артиста, 2 главных режиссера и 2 кандидата наук. И все из этой пятерки.
Я в фаворитах не ходил с первого дня. Весь первый семестр и второй, значит, весь первый курс я Бога молил, чтобы получить четверку. Так и получил, не больше. Контакт у нас начался где-то со второго курса.
Я, к сожалению, был последний человек из студентов, который его видел.
Он жил в доме табачников (пр. Правды, 1) на втором этаже. Про супругу его тут не говорили. Она была киевской певицей - Чубук-Алексеенко. Как у всякого большого художника, его личная судьба была какой-то немного трагичной. Жена в Киеве, детей не было. Но у него в квартире жила сестра его жены. Она до последнего ухаживала за ним.
И вот я уезжал на каникулы, Лесь Федорович послал меня к Георгию Гулиа в Москву, чтоб он утвердил нам инсценировку. Вы помните, у Гулиа первая книжка называлась "Весна в Сакене". Ну, может, Дубовик спутал, что я не из Сухуми, а из Батуми, неважно. Помните, в институте была библиотека, там работала Марья Вячеславовна. Он ее очень уважал, очень любил, она его тоже. Дубовик на моем четвертом курсе мне сказал: "Вот вы сделаете инсценировку будущего дипломного спектакля, который должен состояться в театре Шевченко". Но должен сказать, что я не хотел этого, потому что, как сказала Светлана Михайловна, это было, как идти на Голгофу. Удрать бы куда-нибудь…
Но Дубовик решил, что дипломный спектакль должен состояться в театре Шевченко. Перед отъездом в Москву, к Гулиа, я приехал к нему. Марья Вячеславовна и Марья Андреевна сказали мне: "Саша, заходите, потому что Вы увидите его в последний раз".
Когда я с ним познакомился, ему было 46 лет. Тогда мне казалось - так много! (сейчас для меня 46-летние - это мальчики и девочки). Но он в свои 46 лет был очень крупной, мощной фигурой.
Ничего он не прощал. Ничего. Вот я сейчас прихожу на занятия, мне говорят: "Я не успел…", вот так компромиссно мы работаем. У него такого не было. Вот показываешь ему сцену. Что-то получилось, что-то не получилось. Думаешь: "Вот там, в конце я - во!" Он начинает смотреть, сидит один, и начинается "действо":
- Стоп!
- Подождите, там в конце…
- Стоп!
Все заканчивается, дальше он не смотрит.
Вот это у него было очень точно. И незыблемо. Было у него психологическое, образное, метафорическое мышление. Он показывал, что это от Леся Степановича Курбаса. И Дубовик не только не скрывал, он афишировал это. Хотя время было тяжелое. Шесть человек составляли мастерскую Курбаса, в том числе и он.
Кстати, я хочу уточнить. Спектакль "Гибель эскадры" был поставлен в 1934году (первая постановка), его делал Борис Иванович Тягно. А в 51-м, когда собирались они в Москву на декаду, Дубовик делал новый спектакль.
С. Чібісова, Р. Кіріна: Совершенно новый спектакль.
О. Барсегян: И вот я вам скажу еще одну вещь. Ведь он взял студентку и студента третьего курса. Это совершенно невозможно делать сейчас в нашем городе. Потому что театр, оказывается, портит. Почему же тогда родились большая актриса и большой актер? Потому что они попали в среду, в которой они никак не изменяли Антоновичу, они только дополняли это.
Я вам скажу еще два момента, чтобы вы знали, что это был за человек. Если помните, в старом здании института была библиотека, потом театроведческий факультет, потом шла 47-я аудитория.
Лето. А Дубовик всегда шествовал по Сумской. Плащ всегда накинут, портфель. Не помню, на каком курсе мы тогда были. Наверно, на втором, потому что на третьем он уже уехал в Киев. Его заменял Роман Алексеевич Черкашин. А потом он на пятом нас выпускал. Ну, лето. Все открыто. Троллейбусная остановка, народу полно. Занятие началось, а Дубовика нет. Свешиваемся в окно и смотрим. Кто? Это Зискинд, будущий великий человек, это Горбенко, Прокопович и ваш покорный слуга. И что же мы видим - он стоит на остановке рядом с красивой женщиной и разговаривает. А у нас занятие вроде. Ну и началось! Что-то подхохмили, что-то сказали, он все это слышал. И вот он заходит. Мы, конечно, все сидим, присмирели. Он выдержал долгую паузу и сказал: "Боже, Боже! И вот это будущее украинской режиссуры. Вы что думаете, мне доставляло удовольствие с ней стоять? Да я стоял, чтобы весь Харьков видел, с кем она стоит. Чтобы она радовалась, чтобы люди радовались. Я ей доставлял удовольствие!".
Насчет угощения Римма Васильевна права. Где-то второй курс, зима, сессия. Все репетиции, занятия до ночи, привратники нас выгоняли. Время голодное. И вдруг заходит его супруга Чубук-Алексеенко с буханкой хлеба и колбасой.
Ну, мы все, конечно, начали играть стеснение. И он опять же выдержал паузу и сказал: " Если вы отказываетесь от угощения, значит, вы сами никогда не будете обладать умением угощать…"
Должен вам сказать, каждое занятие было праздником. Никогда не было повтора. Он был человек, который из театра каждый день что-то найденное приносил нам. Это не то, что по желтым бумажкам читать. Я когда-то, мол, преподавал, а теперь… Каждый день после знаменитых репетиций он работал с нами.
На одной из ночных репетиций мы были. Светлана играла сцену с Лесем Ивановичем Сердюком, студентка третьего курса - с классиком! Ведь он был живой классик, профессор нашего института, зав. кафедрой. Потом мы все четыре года высидели в театре Шевченко, на всех репетициях, у нас были даже свои места.
Лесь Федорович ушел из жизни, когда, после 30-ти лет работы в "Березиле" очередным режиссером, был назначен главным (Крушельницкого перевели в Киев, тоже, кстати, не очень справедливо). И Лесь Федорович вернулся в Харьков. Я помню афишу, когда она первый раз вышла с надписью: "Головний режисер театру, народний артист України, лауреат Сталінської премії..." Но в этой должности он пробыл только полгода.
С. Чібісова: Он мечтал поставить "Ивана Грозного". И мне сказал: "Ты будешь играть Ирину". Он очень долго работал над "Иваном Грозным", но не успел.
О. Барсегян: Вы помните, еще одна мизансцена была интересная. Римма играла в этом спектакле. "Генерал Ватутин" шел еще до того, как мы начали учиться, где-то в 47-м году. Совершенно потрясающий спектакль. Такая элита актерская! И вдруг вот такусенькая девочка появляется, что-то щебечет. А мы - ну, всем нравится хорошая девочка, чего же не нравиться? И он нам тогда сказал: "Многое изменится, а эта актриса будет работать". Так оно и получилось.
Но Дубовик не только рассказывал, как надо, он показывал.
И еще, "Заговор обреченных" Вирты у вас в театре шел. Ну, сейчас, может быть, это и не актуально, говорят, сейчас НАТО в почете. Но я говорю о тех временах. Действие происходит на Балканах, огромный крестьянский двор. Марьян Михайлович совершенно блистательно играл этого балканского мужичка. Ему предложил кто-то флаг натовский повесить. Уже НАТО у вас тут. А там село, на шесте сушат хомут. Пришел Марьян Михайлович, надо повесить флаг, а хомут мешает. Он снимает хомут, надевает себе на шею! И Дубовик принял такой поворот, он вообще легко принимал какие-то задумки актеров.
С. Чібісова: А какие спектакли он ставил - "Тевье-молочник", "Дружина Клода"…
О. Барсегян: В "Тевье-молочнике" было 12 зеркал. Марьян Михайлович гениально это играл. Но постановка-то была Леся Федоровича, 12 раз он, Тевье, видел себя. А пять чашек! Семья, и у каждой дочки своя чашка. Дочка умирает - чашка падает.
Р. Кіріна: Я хочу чуть-чуть добавить. Михаил Федорович Покотило играл адъютанта Ватутина. Перед этим Покотило получил орден. Приходит на репетицию. Сидит Дубовик и делает ему мизансцену прямо у двери - зашел, вышел, зашел, вышел…Гоняет, гоняет, гоняет… Покотило запыхался, а он говорит: "Давай, давай, эй, давай, Миша" и запел: "Нам страна недаром ордена давала…".
И никто на него не обижался.
О. Барсегян: Стрижня играл Кононенко Митрофан Фадеевич. Мы, когда только пришли, говорили: "Зачем такой актер?", он отвечал: "О, не скажите, такие актеры нужны. Один год он парторг, другой - профсоюзный лидер, потом ДОСААФ. Такой нужен". Так вот. Кононенко играл Стрижня с Иваном Александровичем Марьяненко. Помните, там сцена есть в кубрике. Дубовик репетирует: "Сядь, Кононенко", потом: "Нет, встань". Он несколько раз это сказал, а потом куда-то вышел. Актеры продолжают работать. В это время заходит Козаченко, говорит под голос Дубовика: "Кононенко, встань! Кононенко, сядь!".
Они умели работать, умели шутить, умели хохмить. И Дубовик в том числе. Любил очень капустники. Вот Леню Быкова, кстати, он увидел на капустнике.
Капустники он смотрел, улыбался, смеялся. Но потом на следующий день такое устраивал, не щадил никого.
Я рассказываю студентам, они на меня смотрят, не верят, что такие вещи бывают.
48-й год кончается. Дубовик один жил, но всегда приходил изысканным. Я ни разу не видел его не выглаженным. Костюм двубортный, галстук…
31 декабря, 6 часов вечера, в институте никого, кроме нас, он отпустил нас в полдвенадцатого. И только на четвертом курсе нам объяснил: "Потому что вы должны привыкнуть к жизни".
И еще я вам скажу. Даже когда на других курсах брали какие-то отрывки эффектные, красивые, он давал нам только самые невыразительные. Нелю Коф помните? Царство ей небесное. Она у меня много играла. И она, помню, взмолилась: "Лесь Федорович, я же хочу сыграть что-нибудь…Марию Стюарт, например". И он ей в ответ объяснил (а это было время, когда могли всунуть плохую пьесу, партийную какую-нибудь): "Нелечка, вот на этом учатся".
Р. Кіріна: А как он корнейчуковскую пьесу зарубил! После Корнейчук долго к нам не приезжал. Это была "Марина", потом играли другой вариант, когда Дубовика не было. А Дубовик посчитал, что пьеса плохая, ее не стоит ставить в таком театре, с такими актерами. И Корнейчук так обиделся, он перестал с нашим театром общаться совершенно.
С. Чібісова: Главным Дубовик был с полгода, очень мало, он не успел ничего поставить. К сожалению, о нем очень мало написано.
О. Барсегян: Я не помню, чтобы он где-нибудь учил компромиссу, учил: "Соврите". Ничего даже близко такого не было.
І. Борис: У него была внутренняя глубина.
О. Барсегян:Энциклопедическая глубина. Он воспитывал уважение ко всем харьковским театрам.
И еще. Нам рассказывал Евгений Васильевич Бондаренко, которого, кстати, взял в институт на наш курс Дубовик (его, Воронова и Чистякову), что когда-то шел спектакль (чуть ли не "Дружина Клода"), играл великолепно какую-то роль Радчук, актер блистательный, но показывал ему все Дубовик. И вот Радчук внезапно заболел. А тогда были такие аншлаги, театр не в газетах себя рекламировал, а со сцены. И Леся Федоровича уговорили заменить Радчука. Такого плохого спектакля не было за всю историю театра Шевченко. Никогда Дубовик не был актером и не хотел им быть.
Женя Зискинд, когда к нам поступил, был уже героем-любовником театра эстрады (был такой театр, сейчас там ТЮЗ). Был Женя очень красивым, пользовался успехом у женщин, он пришел с таким видом, вы не поверите, мы все страдали. Дубовик ему на первом курсе летом две двойки поставил: по мастерству актера и по режиссуре. И только Иван Александрович Марьяненко его переубедил. Потом у Жени были пятерки, все было нормально, но сначала Дубовик должен был сбить с него эту самоуверенность. Пришел учиться - учись.
І. Борис: 48-49-50-й годы, сталинский период. С одной стороны - свои законы жизни. С другой стороны - жесткий профессионализм, точность рисунка, гражданственность. А с третьей стороны - было ли братство между актерским и режиссерским миром?
О. Барсегян: У нас в институте была огромная лестница, самая большая гордость. Был у нас до Дубовика директор Захарий Маркович Смоктий. И вот на этой лестнице я много раз видел идущих в обнимку Крушельницкого и Крамова. Я от Дубовика слова антагонистического не слышал в адрес театра Пушкина, хотя мы воспитывались в театре Шевченко, в театр Пушкина ходили только на премьеры.
І. Борис: А ирония, цинизм?
О. Барсегян: Такого не могло быть. Более того, он посылал меня к Ивашутичу в оперетту. Свой первый спектакль я делал там.
І. Борис: Прикро, що про такого майстра, про таку особистість так мало свідоцтв. Я маю на увазі друковане слово. І тому велика подяка вам за ваші спогади, за вашу пам'ять про цього видатного митця - Леся Федоровича Дубовика.
БІБЛІОГРАФІЯ
Друковані праці Л. Ф. Дубовика

1. Дубовик Л. Ци гоп та ведмідь: Естрадне ігрище на два виходи / Л. Дубовик; Спільно з Б. Сіманцевим // Масовий театр. - 1931. - №8. - С.18-21.
2. Дубовик Л. Чоботи: Трансформація: [Драм. сценка] / Л. Дубовик; Спільно з А. Макаренком // Масовий театр. - 1931. - №8. - С.14-17.
3. Дубовик Л. Каким я вижу театр будущего / Л. Дубовик // Рад. мистецтво. - 1945. - 27 нояб.
4. Дубовик Л. МХАТ і шевченківці Л. Дубовик МХАТ і українська театральна культура: Статті, матеріали АН УРСР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УРСР, 1949. - С. 169 - 180.
5. Дубовик Л. Захар Беркут: Інсценізація / Л. Дубовик; Спільно з А. Макаренком // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УРСР, 1959. - С. 318.

Біографічні довідки

6. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр. довідка] // Майстри української сцени: Довідник. - К.: Музвидав, 1962. - С. 121.
7. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр. довідка] // Українська Радянська Енциклопедія.- К., 1980. - Т.3. - С. 477.
8. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр. довідка] // Український Радянський Енциклопедичний Словник. - К., 1986. - Т.1. - С. 558.
9. Кутинський М. Некрополь України: [В т.ч. про Л. Дубовика] // Дніпро. - 1991. - №8. - С. 200.
10. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр.довідка] // Митці України: Енцикл. довідник.- К., 1992. - С. 228.
11. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр. довідка] // Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского: 1917-1992. - Х., 1992. - С. 281.
12. Дубовик Леонтій Федорович: [Біогр. довідка] // Енциклопедія українознавства. Т.2 / Репринт. вид. 1955 - 1984 рр.- К.: Глобус, 1994.

Загальні роботи про творчість Л. Дубовика

13. Крушельницький М. Шевченківці / М. Крушельницький // Радянська Україна. - 1947. - 24 трав.
14. Черкашин Р.О. Л.Ф. Дубовик / Р.О. Черкашин. - Х., 1947. - 16 с., фот.: "Васса Железнова": С. 7, "Тев'є-молочник": С. 10.
15. Кисельов Й. [В т.ч. про творчість Л. Дубовика] Й. Кисельов Кисельов Й. Валентина Чистякова. - К.: Мистецтво, 1949. - С. 32, 57.
16. [ Про Л. Дубовика] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УРСР, 1959. - С. 229, 230, 233, 310, 318, 345, 350, 354, 357, 363, 364, 451, 485, 504, 510, 516, 588.
17. Горбенко А. [Вступ. статья; В т.ч. о Л. Дубовике] Творческий путь театра Текст подгот. А. Горбенко; Харьк. Гос. Ордена Ленина акад. укр. драм. театр им. Т.Г. Шевченко. - Х., 1960. - С. 6, 14.
18. Власюк Д. Сторінка минулого: [В т.ч. про Л. Дубовика] Д. Власюк Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред. М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 230.
19. Козачковський Д. Враження, які не згладжуються: [В т.ч. про Л. Дубовика] Д. Козачковський Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 239.
20. Мар'ян Крушельницький: Спогади, статті: [В т.ч. про творчість Л. Дубовика] Під ред.
В. Русанова. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 31, 42.
21. Сердюк О. Курбас і традиції театру корифеїв О. Сердюк Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред. М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 86.
22. Смолич Ю. Біля джерел Ю. Смолич Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред. М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 40.
23. Черкашин Р.О. У вирі творчих шукань Р.О. Черкашин Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред. М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. - С. 270, 280, 344, 345, 347.
24. Іванова А.М. Майстерність режисера і педагога: Творчий портрет Л. Дубовика / А.М. Іванова // Ленінська зміна. - 1972. - 25 листопада. - ( Театру ім. Т.Г. Шевченка - 50 років ).
25. Черкашин Р.О. Мастер украинской сцени: [Л.Ф. Дубовик] / Р.О. Черкашин // Красное знамя. - 1977. - 2 нояб.
26. [Про творчість Л. Дубовика] Горбенко А.Г. Харківський державний ордена Леніна академічний український драматичний театр імені Т.Г. Шевченка А.Г. Горбенко. - К.: Мистецтво, 1979. - С. 15, 57, 68, 70, 84, 85, 86, 90 - 91, 93 - 94, 100 - 101, 103, 108 - 109, 113, 115, 124 - 126, 137 - 138, 146 - 149, 152.
27. Ревуцький В. Нескорені березільці / В. Ревуцький. - Нью-Йорк, 1985. - В т. ч. про Л. Дубовика: С. 43, 49, 50, 60, 82, 155.
28. Сердюк Л. Лесь Курбас и традиции театра корифеев: [В т.ч. о Л. Дубовике] // Лесь Курбас: Статьи и воспоминания о Л. Курбасе. Литературное наследие.- М.: Искусство, 1988. - С. 84.
29. Лесь Курбас: У театральній діяльності, в оцінках сучасників - документи / Загальна ред. і прим. проф. В. Ревуцького; Упоряд. О. Зінкевич.- Балтимор-Торонто, 1989. В т.ч. о Дубовике: 52, 391, 541, 542, 781, 899.
30. Барсегян Александр Сергеевич: [Биогр. справка; А.С. Барсегян закончил харьк. театр. ин-т в 1953 г. Класс нар. арт. Украины Л. Дубовика.] // Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского: 1917-1992.- Х., 1992.- С.282.
31. [Л. Дубовик в ХІМі] // Харьковский институт искусств им. И.П. Котляревского: 1917-1992. - Х., 1992. - С. 281, 288, 290, 389.
32. Корнієнко Н. [В т.ч. про творчість Л. Дубовика] Н. Корнієнко Корнієнко Н. Лесь Курбас: Репетиція майбутнього Н. Корнієнко. - К.: Факт, 1998. - С. 283, 315.
33. Шевельов Ю. [Про Л. Дубовика в театрі Курбаса] // Шевельов Ю. Я - мене - мені (і довкруги). - Харків - Нью-Йорк, 2001. - С. 148.
34. Седунова Е.А. Он искал разумной страсти: [К 100-летию Л. Дубовика] Е.А. Седунова Событие. - 2002. - № 45. - 7 - 13 нояб. - С. 23.: фото.
35. Седунова О.А. Він здавався залізною людиною: [100 років від дня народження укр. режисера Л. Дубовика] / О.А. Седунова // Слобідський край.- 2002.- 7 лист.

Про вистави Л. Дубовика


1929
36. Курбас Л. Інтерв'ю Л. Курбаса про "Ревю": [В т.ч. про участь в ньому Л. Дубовика] / Л. Курбас Вісті. - 1929. - 3 січня.

1930
37. "97" в "Березолі": [Пост. Л. Дубовика; Оформл. В. Меллера: Фото] // Мистецька трибуна. - 1930. - №20 - 21. - С. 20.
38. Театральне життя столиці: [В т.ч. про "97" Куліша; Пост. Л. Дубовика] // Рад. театр. - 1930. - № 23 - 24. - С. 21.

1931
39. Зимний Л. Шефство ХПЗ над "Березолем": [В т.ч. згадано Л. Дубовика і його інсценізацію на тему 1905 року] / Л. Зимний // Масовий театр. - 1931. - № 3. - С. 35 - 36.
1934
40. Гец С. "Бастилия божьей матери" / С. Гец // Харьковский пролетарий. - 1934. - 18 февр.

1937
41. Леїн О. "Банкір" О.Є. Корнійчука в харківському театрі ім. Шевченка: [Про спектакль у постановці Л. Дубовика, 1937г.; Фото В.Н. Чистякової, І.О. Мар'яненка, Д.І. Антоновича] / О. Леїн // Театр. - 1937. - № 4 (6). - С. 12 - 14.
42. Морской В. "Банкир" [в Харьк. театре им. Т. Шевченко] / В. Морской // Харьковский рабочий. - 1937. - 4 февр.
43. Харківський театр ім. Т.Г. Шевченка: "Банкір" О.Є. Корнійчука: [Постановка Л. Дубовика, худож. оформлення О.І. Власюка; 6 фото] // Театр. - 1937. - № 3.

1938
44. А.П. Театри до XX-річчя РСЧА і військово-морського флоту: [Про спектакль "Кубанці" за п'єсою В. Ротка у постановці Л. Дубовика в Харк. театрі ім. Т. Шевченка] / А.П. // Театр. - 1938. - № 2. - С. 45.
45. "Кубанцы": Премьера в театре им. Шевченко // Красное знамя. - 1938. - 27 февр.
46. Майстренко А. Гастролі Харківського театру ім. Шевченка: [В т.ч. про виставу "Банкір" у постановці Л. Дубовика, київські гастролі 1938 р.] / А. Майстренко // Театр. - 1938. - № 4. - С. 9 - 12.

1939
47. "Ваcса Желєзнова"в Харківському театрі ім. Шевченка (1935 - 36 рр.). Засл. арт. УРСР А.М. Бучма в ролі Павла: [Фото] // Театр. - 1939. - № 3. - С. 37.

1940
48. Морской В.И. Спектакль "Тевье-молочник" в Театре им. Т.Г. Шевченко / В.И. Морской // Коммунист.- 1940.- №22.
49. "Талан": [Про спектакль за п'єсою М. Старицького, Харк. театр ім. Т. Шевченка; 1940 р.] Рад. мистецтво. - 1940. - 19 лип.*

1941
50. Костров А. "Талан" [М.П. Старицкого]: Премьера в Харьковском театре Шевченко / А. Костров // Красное знамя. - 1941. - 15 марта.

1945
51. Тальніков Д. "Тев'є молочник" на українській сцені: [В т.ч. про М. Крушельницького та В. Чистякову в спектаклі] / Д. Тальніков // Рад. мистецтво.-1945.-10 верес.
52. Харків'янин Ол. Про театр найтруднішого жанру: [Про Харк. театр муз. комедії; В т.ч. про режисера Харк. театра ім. Шевченка Л. Дубовика] / Харків'янин Ол. // Рад. мистецтво.-1945.-4 серп.

1946
53. "Гроза" [О. Островського] / Постава М.М. Крушельницького, Попова; Пост. спектаклю Л. Дубовика та Р. Черкашина; Худ. Д. Власюк: [Прогр. спектаклю].- Х., 1946.- 4 с.
54. Жаданов Л. Збіднення ідейного змісту класичних творів: [в т.ч. про "Грозу" в Харк. театрі ім. Т. Шевченка] / Л. Жаданов, Б. Мілявський // Рад. мистецтво.-1946.-22 жовт.
55. Звернення шевченківців: [Про обслуговування передвиборної кампанії; Виділено консультантів - Л. Дубовика, В. Чистякову] // Рад. мистецтво.-1946.-18 груд.
56. Російська класика в театрах України: [В т.ч. "Гроза" в Харківському театрі ім. Шевченка: розходження між режисерським задумом і акторським виконанням] // Рад. мистецтво.-1946.-4 черв.

1947
57. Гайдар В. Три образи: Про творчий діапазон Валентини Чистякової: [в т.ч. в спектаклях "Талан", "Гроза", "Євгенія Гранде"] / В. Гайдар // Рад. мистецтво.-1947.-20 серп.
58. Ган Я. Шевченківці: [В т.ч. згаданий серед інших Л. Дубовик] / Я. Ган // Рад. мистецтво.-1947.-21 трав.
59. "Гроза" в Харківському театрі Шевченка: [Фото акторів: А. Бабіївна, Д. Антонович, Є. Петрова, І. Костюченко, С. Кошачевський, Г. Козаченко] // Рад. мистецтво.-1947.-17 верес., 8 жовт.
60. "Талан" [М. Старицького] / Реж. Л. Дубовик, В. Воронов; Худ. В. Греченко, муз. Б. Крижанівського: [Театр. анонс] // Театральна декада. - 1947. - №2. - С. 10-11. То же: 1952. - №2. - С. 11; 1952. - №9. - С. 13.
61. "Тев'є молочник" / Перекл. Р. Рейцина; Худ. О. Тишлер; Композитор Л. Пульвер; Консультант - нар. арт. СРСР С. Міхоелс // Театральна декада. - 1947.- №2. - С. 11.

1948
62. Акимов А. Вистава про радянського полководця: Постановка п'єси Л. Дмитерка "Генерал Ватутін" в Харківському театрі ім. Шевченка: [Реж. Л. Дубовик] / А. Акимов // Рад. мистецтво.-1948.-4 лют.
63. Актори в ролях п'єс Островського: [В т.ч. В. Чистякова - Катерина в "Грозі"] // Рад. мистецтво.-1948.-7 квіт.
64. Ган Я. Перемога театру: [Спектакль "Генерал Ватутін" / Я. Ган; Ред. Л. Дубовик] // Рад. мистецтво.-1948.-28 квіт.
65. "Генерал Ватутин" Л. Дмитерка: [ в Харківському театрі ім. Т. Шевченка] // Україна. - 1948. - № 5. - С. 27.
66. Гозенпуд А. "Генерал Ватутин" : [Постановка в Харьковском театре им. Т. Шевченко в 1947 г. Л. Дубовиком, реж. В. Воронов, худ. В. Греченко] / А. Гозенпуд // Сов. искусство.- 1948.- №4.- 24 янв.- С.3.
67. Гозепуд А. Спектакль о сталинском полководце: ("Генерал Ватутин" Л. Дмитерко на сцене Харьковского театра им. Шевченко) / А. Гозенпуд // Правда Украины. - 1948. - 21 янв.
68. Дмитерко Л. Генерал Ватутин: [К постановке в Харьковском театре им. Т. Шевченко] / Л. Дмитерко // Правда.- 1948.- 5 марта.- С.3.
69. Жаданов Л. Трудности преодоленные и неодолимые: "Софья Ковалевская" братьев Тур в театре им. Т.Г. Шевченко / Л. Жаданов, Б. Милявский // Красное знамя.- 1948.- 27 июня.
70. Йосипенко М. Островський і театральна культура України: [В т.ч. "Гроза" і "Ліс" в Харківському театрі ім. Шевченка] / М. Йосипенко // Рад. мистецтво.-1948.-14 квіт.
71. Лауреати Сталінської премії: [в т.ч. М. Крушельницький, Л. Дубовик, О. Сердюк, Д. Антонович, Ф. Радчук] // Рад. мистецтво.-1948.-28 квіт.
72. Премьера в театре имени Шевченко: ["Софья Ковалевская"] // Красное знамя. - 1948. - 19 мая. - № 99. - С. 4.
73. Шовкопляс Ю. "Генерал Ватутин": Спектакль Харьковского театра Шевченко / Ю.Шовкопляс // Правда. - 1948. - 5 марта. - № 65. - С. 3.

1949
74. Аристов В. Большой творческий успех: ["Заговор обреченных"] / В. Аристов // Красное знамя. - 1949. - 5 мая. - № 87. - С. 4.
75. Черкашин Р. "Заговор обреченных": [Пьеса М. Вирты; Постановка Л. Дубовика, Харьковский театр им. Т. Шевченко, 1949 г.] / Р. Черкашин // Красное знамя. - 1949. - 17 IV. - № 75. - С. 3.
76. Шовкопляс Ю. "Змова приречених":[За п'єсою М. Вірти; Постановка Л. Дубовика, Харківський театр им. Т. Шевченка, 1949 г.] / Ю. Шовкопляс // Соц. Харківщина. - 1949. - 7 V. - № 88. - С. 4.

1950
77. Бабишкін О. "Талан" / О. Бабишкін // Рад. мистецтво. - 1950. - 19 липня.
78. Осипов Г. Когда ошибается режиссер: [О постановке спектакля "Заговор обреченных" в Харьковском театре им. Т. Шевченко] / Г. Осипов // Театр. - 1950. - № 7. - С. 48 - 55.

1951
79. Семенова Е. "Гибель эскадры": Постановка пьесы А. Корнейчука в театре им. Т. Шевченко / Е. Семенова, Н. Рудова // Красное знамя. - 1951. - 17 окт. - № 205. - С. 3.
80. Шовкопляс Ю. Етап великого шляху: ["Загибель ескадри"] / Ю. Шовкопляс // Соц. Харківщина. - 1951. - 8 черв. - № 111. - С. 3.

1954
81. Киселев И. С горячим сердцем: ["Гибель эскадры", Харьковский театр им. Т. Шевченко] / И. Киселев // Сов. культура. - 1954. - 14 дек.

1957
82. Сердюк О. Шевченківці: [Згадани вистави "Алло, на хвилі 477", "97", "Бастілія божої матері", "Васса Желєзнова", "Талан", "Назар Стодоля", "Генерал Ватутін"; В т.ч. фото В. Чистякової в "Талані"] / О. Сердюк, Л. Попова // Прапор. - 1957. - № 11. - С. 140 - 153.

1959
83. [Про спектакль "Васса Желєзнова"; Пост. Л. Дубовика; Пер. укр. Ю. Смолича; Худож. оформл. Д. Власюк] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 354.
84. [Про спектакль "Тев'є молочник"; Пост. Л. Дубовика; Худож. оформл. О. Тишлер; Муз. Л. Пульвер] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 357.
85. [Про спектакль "Назар Стодоля" Т. Шевченка; Пост. Л. Дубовика; Худож. оформл. А. Петрицький; Київський укр. драм. театр ім. І. Франка] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 485.
86. [Про спектакль "Гроза" О. Островського; Постановник Л. Дубовик; Луганський укр. музично-драм. театр ім. О. Островського, 1946г.] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 588.
87. [Про спектакль"Генерал Ватутин" Л. Дмитерка. Пост. Л. Дубовик, худ. В.Греченко. Харк. театр ім. Т.Г. Шевченка, 1947 р. Також сцена з вистави: Фото] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 504.: Фото: С. 510.
88. [Про спектакль "Талан" Старицького; Пост. Л. Дубовика; Худ. В. Греченко; Фото из вистави: В. Чистякова - Лужицька, Є. Бондаренко - Антипов. Харк. театр ім. Т.Г. Шевченка, 1940 р.] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 363.: Фото: С. 364.
89. [Про спектакль "Загибель ескадри" в редакції Л. Дубовика та В. Воронова, підгот. для показу на IV Міжнародном театральном фестівалі в Ленінграді в 1936 р.] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 350.

1960
90. [Сцена из спектакля "Генерал Ватутин" Л. Дмитерко; Фото: Ватутин - нар. арт. СССР М. Крушельницкий]// Харьковский государственный ордена Ленина академический украинский драматический театр им. Т.Г. Шевченко: [Буклет].- Х., 1960.- вкл. л.

1961
91. Білецька Л.К. [Про постанову спектакля "Назар Стодоля" в харківської театральної школі; Реж. А. Бучма та Л. Дубовик] Л.К. Білецька Білецька Л. Шевченко і театр. - К., 1961. - С. 29 - 30. - (Т-во для поширення політичних і наукових знань Укр. РСР).

1966
92. [Про спектакль "Генерал Ватутін" (1947)] // Харківський театр ім. Т.Г. Шевченка: [Буклет].- [Х., 1966].

1969
93. Макаренко А.С. Курбас на репетиції: [В т.ч. про постановку Л. Дубовика "97" М. Куліша, 1930 р.] / А.С. Макаренко Лесь Курбас: Спогади сучасників Під ред. М. Лабінського. - К.: Мистецтво, 1969. -С. 217 - 218.

1970
94. [Про виставу "Назар Стодоля" Т. Шевченко; Київський укр. драм. театр ім. І. Франка; Постановка А. Бучми, Л. Дубовика, 1951 р.] // Київський державний ордена Леніна академічний український драматичний театр імені Івана Франка / Упоряд. та авт. ст. Ю.М. Бобошко. - К.: Мистецтво, 1970. - С. 18.; Фото: С. 53.

1971
95. Танюк Л. [М. Крушельницький в спектаклях Л. Дубовика: "97" М. Куліша, "Тев'є-молочник" Шолом-Алейхема, "Гроза" О. Островського, "Заговор обреченных" М. Вірти ] / Л. Танюк // Танюк Л. Мар'ян Крушельницький / Л. Танюк. - М., 1971. - С. 129-133, 144-147, 169-170, фото на вкл. л.

1972
96. Кисельов Й. [Крушельницький -Тев'є та генерал Ватутін в п'єсі Л. Дмитерка; І. Мар'яненко - Дикой в спектаклі "Гроза" О.М. Островського; В. Чистякова - Лучицька в п'єсі "Талан"; Л. Сердюк - Сергеєв в п'єсі "Генерал Ватутін" в пост. Л. Дубовика] / Й. Кисельов // Кисельов Й. Разом з життям / Й. Кисельов. - К., 1972. - С. 130-133, 140-144, 199 - 200, 328 - 333, 358 - 360.
97. Рулін П. [Згадано "97" М. Куліша як "яскравий злет" укр. театру] / П. Рулін // Рулін П. На шляхах революційного театру / П. Рулін. - К.: Мистецтво, 1972. - С. 77.

1977
98. Смолич Ю. "Жовтневий огляд в "Березолі": [Композиція та режисура Л. Курбаса разом з групою режисерів театру: Б. Балабаном, М. Верхацьким, Б. Дробинським, К. Діхтяренком, В. Скляренком, Х. Шмаїним,. Л. Дубовиком; худ. В. Меллер, Д. Власюк, Є. Товбін] // Смолич Ю. Про театр: Зб. статей, рецензій, нарисів. - К., 1977. - С. 106 - 108.
99. Тернюк П. [И. Марьяненко в спектаклях Л. Дубовика: "Банкир", "Васса Железнова", "Бастилия божьей матери", "Назар Стодоля"] / П. Тернюк // Тернюк П. Иван Марьяненко / П. Тернюк. - М., 1977. - С. 155, 157--160, фото на вкл. л.

1979
100. Горбенко А.Г. [Про постановки Л. Дубовика] / А.Г. Горбенко Горбенко А.Г. Харківський державний ордена Леніна академічний український драматичний театр імені Т.Г. Шевченка А.Г. Горбенко. - К.: Мистецтво, 1979. - С. 84 - 85 ("Загибель ескадри" О. Корнійчука), 90 - 91 ("Сон" Т. Шевченка), 93 - 94 ("Васса Железнова"), 100 - 101 ("Банкир"), 103 ("Очная ставка"), 109 ("Кубанці"), 113 ("Назар Стодоля"), 115 ("Мати"), 124 - 125 ("Тев'є-молочник"), 125 - 126 ("Талан"), 137 - 138 ("Гроза"), 146 - 149 ("Генерал Ватутин"), 152 ("Змова приречених", "За другим фронтом").

1982
101. Гірняк Й. Спомини / Й. Гірняк. - Нью-Йорк: Сучасність, 1982. - [Про Л. Дубовика]: С. 279, 285, 324, 341 - 344, 462, 463; Фото спектаклю "97": С. 343.

1983
102. Дузь І.М. Під осяйною зорею: "Загибель ескадри" О. Корнійчука на сцені Харківського українського драматичного театру ім. Т. Шевченко: [Про постановки Б. Тягна (1933, 1951) та Л. Дубовика (1936, 1951)] / І.М. Дузь // Прапор. - 1983. - № 8. - С. 123 - 125.

1985
103. Дузь І.М. Від задуму до прем'єри: Творча історія п'єс О. Корнійчука / І.М. Дузь. - К.: Рад. театр, 1985. - Про спектакль "Загибель ескадри" в Харківському театрі ім. Шевченко: С. 12 - 19, 41, 50 - 51, 142.
104. Ревуцький В. Нескорені березільці: Йосип Гірняк і Олімпія Добровольська: [В т.ч. про спектаклі Л. Дубовика, в яких брали участь актори Й. Гірняк і О. Добровольська] В. Ревуцький . - Нью-Йорк: Слово, 1985. - С. 8, 43 ("Алло, на хвилі 477"); 47, 59, 61 ("97"); 50 ("Кадри"); 60 - 61 ("Пан де Пурсоньяк"); 61 ("Васса Железнова").

1988
105. Курбас Л. "Алло, на хвилі 477!": [Про постановку ревю; 1929 р.] Л. Курбас Курбас Л. Із творчої спадщини / Л. Курбас. - К.: Дніпро, 1988. - С. 302 - 303.
106. Черкашин Р.О. Лесь Курбас в Харькове Р.О. Черкашин Лесь Курбас: Статьи и воспоминания о Л. Курбасе; Литературное наследие Сост. М.Г. Лабинский, Л.С. Танюк. - М.: Искусство, 1988. - С. 129, 143 ("97"), 143 ("Кадры"), 146 ("Господин де Пурсоньяк").
107. Лившиц Л. Трудности преодоленные и непреодолимые: Пьеса "Софья Ковалевская" братьев Тур в театре им. Т.Г. Шевченко / Л. Лившиц // Лившиц Л. Вопреки времени: Избранные работы / Л. Лившиц.-Иерусалим-Харьков, 1999.-С.339-342. - Рецензия печаталась под псевдонимом: Л. Жаданов.
108. Лившиц Л. "Гроза": Пьеса А.Н. Островского в театре им. Т.Г. Шевченко / Л. Лившиц // Лившиц Л. Вопреки времени: Избранные работы / Л. Лившиц.-Иерусалим-Харьков, 1999.- С.329-331. - Рецензия печаталась под псевдонимом: Л. Жаданов.

Неопубліковані матеріали

109. Барсегян А.С. Выступление на юбилейном вечере, посвященном 100-летию со дня рождения Л.Ф. Дубовика; Протокол заседания секции театральной критики СТД Украины / А.С. Барсегян // Архив харьк. отд. СТД Украины.
110. Басс Ж. Режиссерский метод Л. Дубовика: Дипломная работа Ж. Басс; ХИИ им. И. Котляревского. - Х., 2003. - Рукопись.
111. Дубовик Л.Ф. Бесіди з акторами театру "Березіль" від 1935 року: [Рукопис] / Л.Ф. Дубовик // Державний архів Харк. обл.
112. Кіншина Є. А. Записи репетицій Л.Ф. Дубовика від 1949 року: [Рукопис] Є.А. Кіншина // Архів музею Харк. театру ім. Т. Шевченка.
113. Кіріна Р.В. Спогади про роботу над спектаклями "Гроза" та "Генерал Ватутін": [Рукопис] / Р.В. Кіріна // Особистий архів засл. артистки Р.В. Кіріної.
114. Логвинова Н.Р. Записи бесід с В. Чистяковою від 1953-54 рр.; Записи бесід з М. Крушельницьким 1953-57 рр.; Записи бесід з І. Мар'яненком від 1953-57 : [Рукопис] / Н.Р. Логвинова // Особистий архів проф. Н.Р. Логвинової.
115. Чібісова С.М. "Как я играла Оксану": [Рукопис] С.М. Чібісова // Особистий архів нар. арт. УРСР С.М. Чибісової.

Фотопортрети Л. Дубовика

116. [Портрет Л. Дубовика] // Український драматичний театр: Нариси історії в двох томах. Т. 2: Радянський період / АН УССР; Ін-т мистецтвознавства, фольклору та етнографії. - К.: Видав. АН УССР, 1959. - С. 229.
117. Л.Ф. Дубовик, нар. арт. УРСР, лауреат Держ премії, режисер театру: [Фото] // Харківський державний ордена Леніна академічний український драматичний театр ім. Т. Г. Шевченка / Упоряд. А.Г. Горбенко. - К.: Мистецтво, 1972. - С.12.
118. Л. Дубовик. 1928: [Фото] // Лесь Курбас: Статьи и воспоминания о Л. Курбасе. Литературное наследие. - М.: Искусство, 1988. - Вкл. л.

Наше месторасположение

Контактная информация

Адрес: 61145, г. Харьков, пер. Инженерный, 1а, 2-й под.
Факс: (057) 702-18-50
Вебсайт: www.mtlib.org.ua
E-mail: artlib_1955@ukr.net

Директор
(057) 702-18-50

Нотно-музыкальный отдел
(057) 702-18-51

Справочно-библиографический отдел
(057) 702-18-49

Отдел искусств и художественной литературы
(057) 702-18-49

График работы

График работы библиотеки

 пн . . .  выходной
 вт . . .  10:00-18:00
 ср . . .  10:00-18:00
 чт . . .  10:00-18:00
 пт . . .  10:00-18:00
 сб . . .  10:00-17:00
 вс . . .  10:00-17:00

  последний день месяца - санитарный
В летние месяцы выходные - воскресенье, понедельник